Старая музыка с детективным уклоном


Полина ВИНОГРАДОВА

XIV международный фестиваль Earlymusic стартовал в Академической капелле выступлением московского барочного оркестра Pratum Integrum.
В исполнении единственного в стране коллектива, в составе которого представлены все группы исторических инструментов, прозвучали Бранденбургские концерты Баха. Через два дня эти же музыканты разыграли в гатчинском парке, павильонах и дворце действие под названием «Павел I. Музыкальный портрет». С утра до позднего вечера здесь звучали мелодии, которые служили звуковым фоном императорского досуга.

– Эту красивую акцию мы задумали, чтобы немного изменить представление современных молодых людей о том, какими были российские монархи. Это не угрюмые лица с официальных портретов. Они тоже дурачились, смеялись, танцевали и слушали музыку. Важно продлить память. Музыка способна многое воскресить, – сказал художественный руководитель фестиваля Андрей Решетин.

Ровно в полдень оркестр духовых инструментов заиграл марш, написанный Дмитрием Бортнянским для великого князя Павла Петровича в Гатчине в 1787 году. Премьерами были практически все произведения, исполненные в разных уголках парка. Музыканты старались, чтобы современники впервые услышали эту музыку в тех местах, где она сочинялась и для которых предназначалась.

Обогнув дворец, публика оказалась в Собственном садике Павла I. На крылечке, которое охраняют две каменные сирены, восемь человек с разнообразными духовыми – валторны, гобои, кларнеты, фаготы – впервые в Петербурге сыграли фрагменты из оперы «Сын-соперник» того же Бортнянского. А также партиту Константина Фейера, концертмейстера оркестра графа Шереметева, и партиту Йозефа Гайдна в довольно специфической обработке, обнаруженную в архиве князя Юсупова.

Фестиваль Earlymusic – мероприятие прежде всего просветительское. «Друзья! Прежде чем мы начнем, хочу сказать несколько слов о том, что вы сейчас услышите», – такими словами Андрей Решетин и сами солисты обращались к разомлевшей на солнышке публике практически перед каждым выступлением московского ансамбля. Далее следовал рассказ детективного характера о том, какие усилия понадобились, чтобы обнаружить рукопись того или иного композитора где-нибудь в архивах Австрии, Германии, Франции. В результате в сознании присутствующих музыкальный мир Гатчины сложился в отдельный от столичной светской жизни феномен со своими тайнами, интригами и героями. Самый главный персонаж местной музыки композитор Дмитрий Бортнянский, долго прослуживший концертмейстером придворного оркестра, созданного для обслуживания увеселений малого двора в Гатчине и Павловске.

Его мелодии звучали перед входом во дворец, в саду, в павильоне Венеры и Парадной зале дворца. Эти концерты не уступают австрийским: моцартовский задорный ритм соединился с четкостью лейтмотива, красотой оркестровки в духе Гайдна. Слышны в этих мелодиях и отзвуки итальянской барочной оперы, и уже сквозило предчувствие романтизма.

В окружающих декорациях дворцово-паркового ансамбля также заметно стремление августейших особ окружить себя атрибутами европейской культуры. Павел Сербин, виолончелист и худрук ансамбля Pratum Integrum, рассказывая о музыке эпохи Павла I, упомянул, что во время путешествия в Европу император и его жена предложили великому Моцарту место главного композитора при их дворе. И австрийский гений согласился, но не успел осуществить эту авантюру.

В свое время придворным оркестром, базирующимся в Гатчине, руководили знаменитые итальянцы Джованни Паизиелло и Доменико Чимароза. Они писали фортепианные пьесы для императрицы Марии Федоровны, которая, как известно, была неплохой пианисткой. Нередко она исполняла музыку вместе с оркестром крепостных музыкантов.
Приятно удивило количество людей, готовых отдать пятьсот рублей за возможность послушать в Павильоне любви музыку уже неоднократно упомянутого Бортнянского, сочинителя первой русской духовной кантаты и еще более шестидесяти произведений разных жанров, из которых нам известны только десять.

Создание «Музыкального портрета» завершилось концертом во дворце. Музыканты исполнили увертюры к операм Бортнянского, концерт для скрипки с оркестром Антона Фердинанда Тица (первого скрипача придворного оркестра) и концерт для виолончели с оркестром Иоганна Генриха Фациуса, личного учителя графа Николая Шереметева. Поворчав, что на ковре и в бахилах играть неудобно, оркестранты все же вышли на бис и повторили некоторые фрагменты музыки, которая ценится прежде всего как свидетельство своего времени.

Следующим пунктом возвращения в минувший век станет Ораниенбаум, где 25 сентября пройдет очередной День старинной музыки.
 

Данный материал опубликован на сайте BezFormata 11 января 2019 года,
ниже указана дата, когда материал был опубликован на сайте первоисточника!
 
По теме
Поздравление Председателя Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, секретаря Санкт-Петербургского регионального отделения партии «Единая Россия» Вячеслава Макарова и Губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова
Солист оперы Мариинского театра пожаловался в полицию на жену, ударившую его ножом - Петербургский дневник Артист утверждает, что супруга угрожала ему убийством Фото: Александр Глуз/«Петербургский дневник» В Санкт-Петербурге солист оперы Мариинского театра получил ножевое ранение во время ссоры с супругой.
Петербургский дневник
На борьбу с коронавирусом в Петербурге потратили больше 113 миллиардов рублей - Петербургский дневник 35,2 миллиарда из них - из бюджета города Фото: Александр Глуз/ «Петербургский дневник» В сумму не менее 113 миллиардов рублей расходы на борьбу с пандемией в Петербурге в 2020 году на заседании правительства города в
Петербургский дневник
Урок в 353 школе посвященный дню снятия блокады - Санкт-Петербургское отделение ВДПО В преддверии дня снятия блокады города Ленинграда, Всероссийское добровольное пожарное общество с Пожарно-спасательным отрядом № 39 Московского района, провели урок пожарной безопасности в школе 353.
Санкт-Петербургское отделение ВДПО
Дирижер напомнил о подвиге исполнителей «Ленинградской» симфонии в 1942 году - ИА Невские Новости История блокадного Ленинграда неразрывно связана с седьмой симфонией Дмитрия Шостаковича, ровно также, как и с дневником Тани Савичевой, где маленькая девочка в девяти страницах смогла передать весь леденящий ужас войны.
ИА Невские Новости