Старая музыка с детективным уклоном


Полина ВИНОГРАДОВА

XIV международный фестиваль Earlymusic стартовал в Академической капелле выступлением московского барочного оркестра Pratum Integrum.
В исполнении единственного в стране коллектива, в составе которого представлены все группы исторических инструментов, прозвучали Бранденбургские концерты Баха. Через два дня эти же музыканты разыграли в гатчинском парке, павильонах и дворце действие под названием «Павел I. Музыкальный портрет». С утра до позднего вечера здесь звучали мелодии, которые служили звуковым фоном императорского досуга.

– Эту красивую акцию мы задумали, чтобы немного изменить представление современных молодых людей о том, какими были российские монархи. Это не угрюмые лица с официальных портретов. Они тоже дурачились, смеялись, танцевали и слушали музыку. Важно продлить память. Музыка способна многое воскресить, – сказал художественный руководитель фестиваля Андрей Решетин.

Ровно в полдень оркестр духовых инструментов заиграл марш, написанный Дмитрием Бортнянским для великого князя Павла Петровича в Гатчине в 1787 году. Премьерами были практически все произведения, исполненные в разных уголках парка. Музыканты старались, чтобы современники впервые услышали эту музыку в тех местах, где она сочинялась и для которых предназначалась.

Обогнув дворец, публика оказалась в Собственном садике Павла I. На крылечке, которое охраняют две каменные сирены, восемь человек с разнообразными духовыми – валторны, гобои, кларнеты, фаготы – впервые в Петербурге сыграли фрагменты из оперы «Сын-соперник» того же Бортнянского. А также партиту Константина Фейера, концертмейстера оркестра графа Шереметева, и партиту Йозефа Гайдна в довольно специфической обработке, обнаруженную в архиве князя Юсупова.

Фестиваль Earlymusic – мероприятие прежде всего просветительское. «Друзья! Прежде чем мы начнем, хочу сказать несколько слов о том, что вы сейчас услышите», – такими словами Андрей Решетин и сами солисты обращались к разомлевшей на солнышке публике практически перед каждым выступлением московского ансамбля. Далее следовал рассказ детективного характера о том, какие усилия понадобились, чтобы обнаружить рукопись того или иного композитора где-нибудь в архивах Австрии, Германии, Франции. В результате в сознании присутствующих музыкальный мир Гатчины сложился в отдельный от столичной светской жизни феномен со своими тайнами, интригами и героями. Самый главный персонаж местной музыки композитор Дмитрий Бортнянский, долго прослуживший концертмейстером придворного оркестра, созданного для обслуживания увеселений малого двора в Гатчине и Павловске.

Его мелодии звучали перед входом во дворец, в саду, в павильоне Венеры и Парадной зале дворца. Эти концерты не уступают австрийским: моцартовский задорный ритм соединился с четкостью лейтмотива, красотой оркестровки в духе Гайдна. Слышны в этих мелодиях и отзвуки итальянской барочной оперы, и уже сквозило предчувствие романтизма.

В окружающих декорациях дворцово-паркового ансамбля также заметно стремление августейших особ окружить себя атрибутами европейской культуры. Павел Сербин, виолончелист и худрук ансамбля Pratum Integrum, рассказывая о музыке эпохи Павла I, упомянул, что во время путешествия в Европу император и его жена предложили великому Моцарту место главного композитора при их дворе. И австрийский гений согласился, но не успел осуществить эту авантюру.

В свое время придворным оркестром, базирующимся в Гатчине, руководили знаменитые итальянцы Джованни Паизиелло и Доменико Чимароза. Они писали фортепианные пьесы для императрицы Марии Федоровны, которая, как известно, была неплохой пианисткой. Нередко она исполняла музыку вместе с оркестром крепостных музыкантов.
Приятно удивило количество людей, готовых отдать пятьсот рублей за возможность послушать в Павильоне любви музыку уже неоднократно упомянутого Бортнянского, сочинителя первой русской духовной кантаты и еще более шестидесяти произведений разных жанров, из которых нам известны только десять.

Создание «Музыкального портрета» завершилось концертом во дворце. Музыканты исполнили увертюры к операм Бортнянского, концерт для скрипки с оркестром Антона Фердинанда Тица (первого скрипача придворного оркестра) и концерт для виолончели с оркестром Иоганна Генриха Фациуса, личного учителя графа Николая Шереметева. Поворчав, что на ковре и в бахилах играть неудобно, оркестранты все же вышли на бис и повторили некоторые фрагменты музыки, которая ценится прежде всего как свидетельство своего времени.

Следующим пунктом возвращения в минувший век станет Ораниенбаум, где 25 сентября пройдет очередной День старинной музыки.
 

 
По теме