Рассказ Вадима Шамшурина «Ноябрь»

Фото: cdn.spbdnevnik.ru
Совместный проект газеты «Петербургский дневник» и Союза писателей Санкт-Петербурга Фото: Петербургский дневник

Солнце проникало сквозь закрытые веки. Я, не просыпаясь, неосознанно переползал по кровати в поисках места потемнее. Но свет лез и лез через окно. Счищая с себя сны, словно шелуху с луковицы, я необратимо пробирался к пробуждению. И, даже проснувшись и открыв глаза, я лежал, вслушиваясь в шелест листвы и пение птиц, их было слышно даже через стены дачного дома. Сегодня нужно было наконец-то поработать.

Заварив кофе, я вышел на крыльцо. Перед глазами сферой чистого неба расширялся день. Я сел в кресло-качалку, сидел, стараясь не шевелиться, чтобы не расплескать кофе. Смотрел на ближний лес, плавно покачивающиеся сосны. По забору прошла кошка. Лениво и расслабленно.

Я зажмурился. До чего же хорошо. Я нажал на кнопку, чтобы включить ноутбук. Подумал, ведь пока он будет загружаться, можно сходить к речке и окунуться. Натянул плавки, схватил полотенце, поспешил вон из дома. Шлепки цеплялись за корни, били по пяткам, но идти было недалеко, вниз по тропинке к колодцу, и вот уже речка совсем рядом, изгибается излучиной, несёт бурые воды.

Я сунул ногу по палец в воду. Ледяная. Охая, сполз по илистому дну, дыхание перехватывало, и сердце замирало в ужасе и восторге. Пролетела над головой птица, не удержалась, насмешливо каркнула. Окунулся. Обожжённый, выпрыгнул на берег. Постоял, отмирая. Повторил всё ещё разок. Вытащил из сарая лежак, поставил по солнцу. Лежал, каждой клеткой впитывал солнечное тепло, и оно проникало глубже, наполняло вены и растекалось по всему телу, преобразуя меня в посудину, наполненную по самое горлышко июльским днём. Переполз с лежака на траву, трава холодила пузо, перед глазами по стеблям ползали букашки.

Издалека докатилось слабое беспокойство, но я тут же успокоил себя, что да, обязательно, но потом, вечером, обязательно сяду и буду работать. Небо белело окалиной зноя. Насекомые стали оглушительнее птиц. Кожу пощипывало, стоило только шевельнуться, но, придавленный к земле ленью и негой, я лишился воли, и уже ничто не в силах было сдвинуть меня с места.

Но в воздухе вдруг послышалось странное насекомое. Оно становилось всё громче и громче, и вместе с ним стала расти тревога. Я вскинул голову и приподнялся. К дому приближалась машина, я отчётливо слышал, как ревёт мотор и лязгает на неровной лесной дороге кузов. – Может, просто это металлосборщики? – попытался обмануть себя я. Они объезжали округу каждую неделю. Но я уже знал, что это не они. Я вскочил и ринулся в дом.

Схватил одежд у, стал судорожно одеваться. Нога не попадала в шорты. В отчаянии отшвырнув их, вывалился обратно на крыльцо. Вплотную к калитке, резко затормозив, подъехал чёрный «Логан». Мотор заглох, и на мир легла леденящая тишина. Мгновение ничего не происходило. Но в следующий миг все двери начали открываться. Я узнал их. Это были писатели. Бледные, взъерошенные. В черных водолазках. Их нервные пальцы подрагивали на вытянутых вдоль тела руках. Они морщились от яркого солнца. Им было непривычно и неприятно находиться в реальном мире. Это была моя единственная возможность. Пока они не привыкли к дневному свету. И я побежал. Я перемахнул через забор к соседям, пробежал к сараю, спрятался в тени.

Я судорожно перебирал варианты. Если мне удастся добраться до развалин у подножия Бобровой горы, переждать там до ночи… Они не найдут меня и уедут. Я соберу вещи и вернусь в город. Там, если буду сторониться кофеен и книжных, у меня появится пусть небольшой, но шанс залечь на некоторое время на дно. И после я что-нибудь придумаю… Я выглянул из-за угла, они разбрелись по участку, пугливо обходя лежак, ходили опустив головы, словно искали не человека, а монету в траве. Я осторожно двинулся в сторону леса. Я был уже у самого края, как услышал гневный окрик: – Эй! Они, застыв, стояли темными фигурами и, повернув головы, смотрели на меня, подслеповато щурились. Таиться уже не было никакого смысла. Я рванул вперёд. Я бежал что было сил в сторону Бобровой горы.

Дыхание с шумом вырывалось из груди. Сердце стучало у горла. Их вначале не было слышно, внутри дёрнулась, как колокольчик на верёвке, надежда. Но почти сразу я услышал, как тяжело, ломая кусты и тонкие деревца, за мною в погоню устремилось что-то большое и мощное. Писатели перевоплотились. Это уже были похожие на зверей существа. Над деревьями взмыла огромная птица, по сторонам слева и справа неслись поджарые тела, с острыми мордами, с длинными волчьими языками, с покрытыми серой шерстью спинами. Я зачем-то оглянулся и в следующий момент налетел на возникшее прямо передо мной дерево. Они обступили меня, заслонив собой небо. Они ждали. И я уже знал кого.

– Ты же мне обещал, – услышал я мягкий, ласковый голос.

Меня подхватили под руки и поставили. Передо мною чуть боком, облокотившись на трость, стоял обросший бородой коротышка с холодными чёрными глазами.

– Ты месяц как должен был сдать мне рукопись. Забыл?!

Я хотел начать протестовать, но он предупредительно поднёс толстый короткий палец к губам.

– Ты обещал мне роман! Роман! Самообладание покинуло главреда. Крас ка ударила в лицо. Дрожащими от гнева губами, заикаясь, брызгаясь слюной, он орал:

– Ни одной строчки! Ты не написал ни одной строчки! Ты, видимо, не понял, с кем связался! Ты заплатишь! За каждый невоплотившийся знак! Готовьте его!

Они натянули на меня джинсы, потом чёрный свитер, ворот стянул мне шею. Я в отчаянии, в бессилии рыдал.

– Тащите его! Быстрее! – отрывисто кидал команды коротышка.

– Теперь ты никуда не денешься, – злорадно зашептал он мне в ухо. – Опускайте! На самое дно!

Холод обхватил меня. Я погрузился во мрак. Я попытался открыть глаза, но они, как оказалось, уже были открыты. Моросил дождь. Я, словно старуха у разбитого корыта, стоял на автобусной остановке. Над головой горели жёлтым светом фонари, но их свет не дотягивался до земли. Блестел мокрый асфальт. На востоке над крышами домов светлела лиловая полоска неба. Это был день. Сжимаясь улиткой, я уходил всё дальше и дальше вглубь себя. Шёл от строчки к строчке. Забыться в прозе, это было единственное спасение.

СПРАВКА:

Вадим Шамшурин родился в 1980 году в городе Клайпеде (Литва).

Окончил факультет географии и геоэкологии СПбГУ. Финалист премии «Дебют»-2005. Публиковался в журналах «Дружба народов», «Урал», «Волга», «Сибирские огни» и др. Автор книги рассказов «Сети» (издательство ИЛ-music, 2016).

Живет в Санкт-Петербурге.




Агрегатор новостей 24СМИ Вадим Шамшурин
 
По теме
 
 
ДТП на Пискаревском проспекте. Фото: ДТП и ЧП Санкт-Петербург В Красногвардейском районе Петербурга на Пискаревском проспекте у дома №56 произошла авария, в результате которой серьезно пострадал водитель скутера.
17.06.2019 Moika78.Ru
По уголовному делу задержаны уже 28 человек [фото, видео] Дмитрий КОЗУРОВ Анна ГЛАДКИХ «НА ЗАДНЕМ СИДЕНИИ БЫЛО 11 ЧЕЛОВЕК» После волнений в Чемодановке власти пообещали проверить документы у всех цыган в поселке и выяснить,
17.06.2019 Комсомольская правда
С 20 июня по 20 июля 2019 в Музее-квартире А. А. Блока будет открыта выставка «TolstoYgeneration».
17.06.2019 Комитет по культуре СПб
Церемония на площади Островского, которую поставил главный режиссер Александринского театра Николай Рощин, получилась захватывающей, красивой и чуть мрачноватой.
17.06.2019 С.-Петербургские ведомости
ДТП на Пискаревском проспекте. Фото: ДТП и ЧП Санкт-Петербург В Красногвардейском районе Петербурга на Пискаревском проспекте у дома №56 произошла авария, в результате которой серьезно пострадал водитель скутера.
17.06.2019 Moika78.Ru