Джекилл, он же Хайд, он же Онегин

  • Полина Виноградова
  • ФОТО Андрея КЕЗЗИНА

    Выпускник Школы Галины Вишневской и ГИТИСа Кирилл Гордеев сыграл главные роли практически во всех зрелищных мюзиклах, которые можно увидеть на петербургской сцене. После спектакля «Джекилл и Хайд» артист, как говорится, проснулся знаменитым. Сейчас он репетирует роль Евгения Онегина в мюзикле по роману А. С. Пушкина.

    С Кириллом ГОРДЕЕВЫМ встретилась наш корреспондент Полина ВИНОГРАДОВА.

    – Как вы получили главную роль в мюзикле «Онегин»? Ходили на кастинг или вас, уже успешного актера этого жанра, пригласили?

    – Я прошел все три тура кастинга, как положено. Много артистов приехали из разных городов, из Петербурга тоже были много претендентов. Кастинг был абсолютно для всех. Лично я увидел объявление в социальной сети и решил попробовать.


    – И роль досталась вам – звезде российских мюзиклов.

    – Я бы не сказал, что достаточно известен. Но главное, что у меня есть большой опыт.


    – Роман «Евгений Онегин» вы последний раз читали в школе или потом к нему возвращались?

    – Конечно, серьезно я изучал роман в школе. Но потом время от времени перечитывал, так сказать, обновлял информацию. Мне, безусловно, нравится этот роман, нравится персонаж Евгения Онегина, потому что он неоднозначный. Многие воспринимают его отрицательным. Это не тот светлый герой, за которым хочется идти и кому хочется подражать. В нем есть двойственность, которая мне близка. Хотя по внутреннему наполнению я на него не похож.

    Поступки Онегина можно трактовать абсолютно по-разному. Его принято осуждать за то, что он отказывает Татьяне, а я считаю, что это очень благородный и правильный поступок. Та жизнь, которую он ведет в обществе, эта нигилистическая усталость, русская хандра – все это мне не знакомо, потому что я человек позитивного склада ума и позитивного настроя. Но здесь пришлось немного покопать, поискать какие-то новые состояния. Так что не могу утверждать, что это моя роль и мне легко играть. Совсем нет. Приходится работать над собой, преодолевать себя.


    – Чем нас удивят постановщики?

    – По законам жанра, мюзикл должен удивлять, и режиссеры должны двигаться в ногу со временем. Поэтому будут современные декорации, различные визуальные эффекты. Что касается музыки Антона Танонова и Глеба Матвейчука, она тоже интересная, к тому же немало заимствований у Чайковского. И, разумеется, мы поем и читаем пушкинский текст...

    К сожалению, не весь «роман в стихах» удалось адаптировать, У Пушкина иногда, как бы это сказать... очень широкая мысль, которую сложно превратить в песню. Но, по-моему, это удалось. Хотя не обошлось без сокращений – невозможно роман Пушкина уместить в двух-трех-часовой спектакль.

    Пушкинский текст очень легко запоминать. Все построено на таких символах и описательных элементах, что один, максимум три раза прочитал или спел, и сразу все у тебя заложилось в подкорку.


    – Вы выступили в роли Воланда в «Мастере и Маргарите», в главной роли мюзикла «Джекилл и Хайд». Вам самому какой персонаж более близок? Противоречивый, как Хайд, или все таки романтический герой?

    – В последнее время я действительно много играю негативного: Хайд, Воланд. На данном этапе мне хочется что-нибудь более романтическое сыграть. Чтобы герой был такой милый, добрый. Все-таки палитра актера не ограничивается каким-то одним типажом.


    – Банальный вопрос: ваша актерская мечта.

    – Обычно на этот вопрос отвечаю: беру то, что дают. Использую все свои шансы и все возможности. А о чем-то определенном не мечтаю. Но мне хотелось бы сыграть в спектаклях по Шекспиру, посмотреть в сторону Гамлета, в сторону Макбета. И так, чтобы это был не мюзикл, а все-таки драматический спектакль. Мне не хватает драматического театра в мюзикле – за исключением «Джекилла и Хайда», где получилось совмещение драмы и музыки .


    – Как вы считаете, русский мюзикл конкурентен западному?

    – Однозначно – да. Сейчас наша задача найти свой стиль, найти этот действительно русский мюзикл, потому что, к сожалению, сейчас мы очень много заимствуем. Ездим на Запад, смотрим, как там, и делаем кальку. Но у нас есть своя актерская школа, которая очень сильно отличается от западной. Я смотрел спектакли в Венгрии, в Будапештском театре оперетты, я смотрел постановки Керо (режиссер мюзикла «Джекилл и Хайд») и понял, что мы очень близки к венграм по психофизике, по энергетике. Вот этим надо управлять. У нас гениальные произведения, которые нужно выносить на сцену.

    Сейчас жанр мюзикла в России держит правильное направление. Наравне с кальками, которые привозятся с Бродвея, из Германии, Вены, появляются и наши оригинальные постановки. Это радует.


    – По количеству зрелищных мюзиклов Петербург, по-моему, опережает Москву.

    – Я бы не сказал, что где-то есть преимущество. Оба города развивают этот жанр. Было время, когда Петербург немного отставал, но после постановки «Бала вампиров» четыре года назад две столицы сравнялись. И московские проекты стали к нам приезжать, и петербургские ездят в Москву. Появляются новые постановки. Сейчас уже больше пяти крупномасштабных постановок идет в Петербурге.


    – Вас узнают на улице?

    – Иногда узнают. Но, конечно, слава артиста мюзикла не сравнима с популярностью, например, киноактеров. В спектакле тебя увидят восемьсот человек, а в кино практически вся страна.


    – А самому хочется попробовать свои силы в кино?

    – Да, конечно, я думаю про кино. Но так сложилось, что, пока я плотно занимался театром, мои московские связи в киноиндустрии были потеряны, тем более я переехал в Петербург. Сейчас надо с новыми силами, с новыми желаниями и идеями, новым собой снова штурмовать этот относительно неприступный замок.


    – Вы из Москвы переехали в Петербург. Удалось ли сродниться с нашим городом?

    – Не знаю, принял ли меня город, но я в него влюблен, мне очень нравится менталитет петербуржцев. Мне нравится гулять по питерским улочкам – к погоде я уже привык. В Москву теперь езжу довольно редко, только повидать близких.


    – Есть особенно любимые места в Петербурге?

    – Я просто обожаю центр. Не буду останавливаться на чем-то конкретном, мне нравится просто в течение часа или двух спокойно бродить по улицам. Темп, ритм города мне очень подходит. Сейчас я практически все свое свободное время провожу в Петербурге. Я очень мягко акклиматизировался, сросся с городом, можно так сказать.


    Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

     
    По теме
     
     
    «Бедную Лизу» впервые покажут в ТЮЗе - Moika78.Ru Репетиция мюзикла "Бедная Лиза". Фото: официальный сайт ТЮЗа В Театре юных зрителей 26 октября, в пятницу, пройдет премьера мюзикла «Бедной Лизы» по одноименному произведению Николая Карамзина.
    22.10.2018
    Журналисты «Комсомолки» разбирают вопросы по бойне в Керчи, ответов на которые нет до сих пор Андрей ГОРБУНОВ Анастасия ЖУКОВА Александра КОРШУНОВА 1) Откуда стрелок взял деньги на лицензию, ружье и патроны?
    22.10.2018 Комсомольская правда
    Ася Гельман Необычные картины создает австралийский художник Мог ли представить создатель знаменитой механической головоломки, что его изобретение может стать частью искусства?
    22.10.2018 Metro Петербург
    Роль начальника лагеря сыграл Сергей Безруков. Корреспондент «КП» провела один день на съемочной площадке картины «Обитель» Алена ЧИЧИГИНА Причал в городе Ломоносов Ленинградской области.
    22.10.2018 Комсомольская правда
    С места ЧП. Фото 47.mchs.gov.ru - Metro Петербург Станислав Купцов По официальным данным, их стало четверо В деревне Малые Колпаны Гатчинского района Ленобласти продолжаются работы по разбору обрушившихся конструкций на месте технологического взрыва.
    20.10.2018 Metro Петербург
    При отсутствии теплоснабжения в квартире либо в одном из помещений квартиры Вам необходимо обращаться на «Горячую линию» Вашей управляющей компании для проведения работ по развоздушиванию стояков отопления.
    22.10.2018 Василеостровский район